Светлана Баскова: "Человек должен помнить, что у него есть кишки"

Вопросы – Вадим Агапов, специально для «Другое Кино»
(журнал «Другое Кино» № 4 [19], ноябрь–декабрь, 2003)

Для вас важна авторская позиция?

Да. Более того, я за коллективное авторство. Поскольку я и мои актеры все вышли из мира современного искусства, мы все говорим на одном языке. Авторство подразумевает продуманную и ответственную позицию. Не только эстетическую, но и социальную, политическую. Ведь все мы живем в обществе, зависим от общества и влияем на него, что бы мы ни делали.

Сейчас Ваша работа оценивается обществом адекватно? Дешево купить аккаунт world of tanks в интернет магазине buymorebuy.ru

Поскольку мы являемся представителями определенной субкультуры, то и просмотры носят субкультурный характер. Мы приглашаем на показы художников, философов, политиков. Конечно, это люди с определенными интеллектуальными возможностями, они считывают в моих фильмах больше смысловых слоев. С другой стороны, мои фильмы пиратятся. Их, например, продают в вагонах пригородных электричек. В той среде, к примеру, "Пять бутылок водки" воспринимаются как реалистическое отображение нравов хозяев столичных клубов и ресторанов. То есть образы воспринимаются напрямую, без дополнительной интеллектуальной работы, которую я со стороны зрителя предполагаю.

Если вспоминать Ваш фильм "Зеленый слоник", как Вам вообще пришла в голову идея снимать фильм про гауптвахту?

Нужно вспомнить то время, события в Чечне. Удивительно, что никто не хотел говорить об этом правду. Я не о фактах, а о правде образов. Правда в том, что рядом с нами происходит беспредел, а люди спокойно сидят, пьют чай и думают, что их жизнь прекрасна.

Своим фильмом Вы пытались достучаться до зрителей. И в то же время на уровне формы сделано все, чтобы эта критика до социума не дошла. Я сам слышал отзывы простых зрителей, которые не в состоянии были смотреть на экран. Фильм вызывал у них отторжение на физиологическом уровне. Нет ли тут противоречия? Вы обращаетесь к обществу с критикой в такой форме, которая не может найти понимания.

У произведения искусства свои законы, оно не делается на заказ. Мы понимали: то, что мы делаем, не может быть сделано иначе. Было сильное ощущение, что в фильме все срослось, все получилось. Конечно, остается проблема, как такое произведение искусства адаптировать к вкусам и нормам общества. Но это задача не художника, а общественных институтов и организаций.

Как Вам кажется, "Зеленый слоник" свою социальную задачу выполнил?

Фильм был рассчитан главным образом на молодежь, потому что у молодых больше энергии. Я надеялась, что фильм придаст им уверенности. Если не все замалчивается, то имеет смысл сопротивляться и отстаивать свою позицию. В этом смысле, я думаю, фильм свою задачу выполнил: он заставил людей задуматься. Но при этом надо понимать, что задача изменить общество не ставилась, это совсем другая профессия.

По стилю "Зеленый слоник" похож на датскую "Догму", хотя снимался раньше нашумевших датских фильмов. У Вас нет обиды на то, что кто-то прослыл новатором, хотя пришел позже Вас?

Снимать мы начали в 97-98 годах. Я в то время ни о какой "Догме" не слышала. Я с уважением отношусь к "Догме". Во-первых, потому, что люди смогли артикулировать свою художественную позицию и состоялись как художники. Во-вторых, в "Догме" ощутимо присутствует критика общества. "Догматические" фильмы иногда во время просмотра не производят впечатления. И только после сеанса уже на улице понимаешь, какой отличный был фильм. Никакой обиды или зависти по отношению к "Догме" не испытываю. У нас разные манифесты, мы сходимся только на уровне инструментария - используем одну и ту же цифровую технику с плеча. А цели и задачи разные. "Догма" ориентирована на реализм. Мы же показываем правду иными средствами. Когда в "Зеленом слонике" из героев вылезают кишки, то это тоже реализм, но в другом смысле. У каждого из нас есть кишки, но даже в самых реалистичных фильмах этот факт обходят молчанием.

Вы считаете, что человек должен об этом задумываться?

Да, человек должен время от времени вспоминать, что у него есть кишки. И задумываться, в порядке ли они.

В "Идиотах" Триер сам разделся, чтобы помочь своим актерам преодолеть стереотип и сняться в сцене группового секса. Стоял голым по ту сторону камеры. Ваши фильмы настолько радикальны, что нечто подобное на съемках, наверное, тоже происходило.

В фильме "Пять бутылок водки" по сюжету один герой занимается сексом с другим. Для одного из актеров изобразить гомосексуальный акт оказалось проблематичным. Он не мог понять, почему он должен на это идти. Для него это было серьезным шагом, преодолением. Режиссер должен создать доверительную атмосферу.

И как Вам удалось убедить, что он должен это сделать?

Убедить можно не только словом, но и самим процессом съемок. Когда актер на взводе, он включается в ситуацию и все делает как надо без подсказок. Но тут важно уловить предел, после которого нужно переводить стрелки, чтобы не получилось порнографии. Кроме того, доверие рождалось из-за того, что все мы вышли из одного сообщества.

А люди со стороны? У них есть шанс попасть в Ваши фильмы?

На "Пять бутылок водки" пришел мальчик. Пришел потому, что ему понравился "Зеленый слоник". Для начала ему пришлось раздеться при чужих людях. Это был для него такой экзамен. Мне было важно понять, можно ли с ним работать, доверяет ли он мне. Доверие очень важно для меня. Я очень благодарна Сергею Пахомову и Александру Маслаеву, которые снимались у меня в «Зеленом слонике», «Пяти бутылках водки» и снимаются в моем новом фильме.

Вы уверены, что ни у одного участника съемок после работы не случится нервного срыва, перепрограммирования личности или попыток суицида?

Я работаю с профессионалами (актерами или художниками), которым специфика пограничных состояний хорошо известна. Все эксперименты с сознанием и подсознанием строго ограничиваются рамками творчества. В этом плане мы вовсе не являемся первопроходцами. Скажем, во время съемок "Стеклянного сердца" Вернер Херцог погрузил часть съемочной группы в самый настоящий гипноз. Или известно, какое напряжение внутри коллектива создавал Фассбиндер не только во время съемок, но и после. Другой пример - Хусарик. Он специально ждал, когда актер по-настоящему состарится, чтобы завершить фильм. Это не значит, что мы используем те же самые приемы, но в чем-то наши подходы похожи.

Некоторые русские фильмы пробиваются на экран. Нашли что-то интересное?

Меня удивляет социальная безответственность современных фильмов. Например, показывают жизнь какого-то богатого молодого человека. И никакой информации о том, откуда у него это богатство взялось. Как будто у нас все так легко. Хотя может, каждый второй богатый человек у нас в России кого-то убивал. Если на каждого десятого генерала заведено дело... Нам же этого не показывают. Нам предлагают восторгаться богатым героем и его образом жизни, хотя правильнее было бы выступать с критикой. Почему богатство - это хорошо? Таких вопросов никто не ставит. Даже те фильмы, которые мне понравились по эстетике, страдают отсутствием социальной позиции.

А&Д студия и Сине Фантом

представляют новый фильм режиссера Светланы Басковой

«ЗА МАРКСА...»

Интервью с режиссером
«За Маркса», режиссер Светлана Баскова, 2012

Список магазинов, где можно приобрести фильм «За Маркса...»


«За Маркса», режиссер Светлана Баскова, 2012

Закладка в социальных сетях